Философия / Методология в России


   

   

M. Ecsher. Рука с зеркальным шаром


Ведущий раздела
Владимир Никитаев

  Архив ММК Методология в России Новости
  Библиотека Frontier 
Personalia Кентавр Дискуссии    Аттракторы Reflexum

Рефлексии разной глубины и степени

В. Розин

Терроризм или выразительный симптом кризиса нашей цивилизации?

Кто как не философы и методологи должны осмыслить случившуюся в Америке трагедию? В этом смысле глубокие размышления Владимира Никитаева (от 12.09. и 17.09. 2001) делают честь методологическому сообществу. Я мало что могу к ним добавить. И все же попробую.

Думаю, что экстремисты, организовавшие и таран башен Мирового торгового центра и Пентагона, вообще не понимают, почему их называют террористами. Для них этот термин, отнесенный к ним самим, бессмысленен. Все эти люди боролись с мировым злом, с воплощением Сатаны, приближая тем самым справедливый и подлинный мир. Они никому не мстили и никого не запугивали. Это слишком мелко и неосмысленно при тех целях, которые они преследовали. И опять же, дело не исламе и ваххабитах, Никитаев прав, когда пишет: "разве ирландская ИРА, баскская ЭТА или японская "Аум Сенрике (а можно еще вспомнить русских эсеров) - исповедуют ислам?"

Западный человек горестно недоумевает: как же так, почему удар был направлен против мирных людей, женщин и детей, они-то в чем виноваты, есть армия, ЦРУ, ФБР, вот и воюйте с ними. И почему никто не взял на себя это преступление, не объявил, с какой целью оно совершено. Так поступают подлые и трусливые люди.

Однако поставим себя на место экстремистов. Они абсолютно уверены, что существующий мир устроен несправедливо, но есть мир подлинный, у кого какой - созданный Аллахом, основанный на учении Асахары, баскский, католический и мало еще какой. Они уверены, что США - это не просто государство, а воплощение мирового зла, так сказать, Сатана в обличии сверкающих небоскребов, реклам, гигантских монополий, мировых коммуникаций и сетей, как спрут опутавших весь мир. Будучи своеобразными эзотериками, назначение своей жизни они видят в том, чтобы бороться со злом и тем самым приближать приход подлинного мира 1.

Ну, а люди, неважно, сколько их десятки или миллионы, выступают для эзотериков всего лишь материалом эволюции, направление которой точно известно - от этого неподлинного и несправедливого мира к миру подлинному. Как писал Шри Ауробиндо Гхош в "Божественной жизни", "если предположить, что такое завершение эволюции предназначено и человек должен стать посредником, то нужно заметить, что это будет относиться к немногим, особо развитым людям, которые создадут новую расу людей и начнут движение к новой жизни; как только это произойдет, остальное человечество отойдет от духовного стремления, так как это уже будет ненужным для замысла Природы" (Розин В.М. "Путешествие в страну эзотерической реальности" М., 1998, стр. 88). Елена Рерих писала более определенно: спасется только избранная элита, исповедующая учение "Агни- Йоги", все остальные погибнут от небесного Огня.

Отличие экстремистов от обычных эзотериков только в одном: охваченные историческим нетерпением, они обретают подлинный мир, не просто переделывая себя, экстремисты как демиурги предпочитают переделывать этот мир, чтобы как можно быстрее стать избранной расой. Борьба со злом и миллионами обычных людей, повязанных злом, является просто моментом этой титанической работы по переустройству действительности. Экстремисты, очевидно ощущают себя новыми героями, ускоряющими на земле эволюцию.

Но как, спрашивается, им удается стать демиургами? Они уподобляются джиннам, которые разрушают "дворцы" (мировые инфраструктуры). Если человек, а именно, инженеры, создал эти технические структуры, то почему другой человек не может их разрушить с помощью той же техники. Небоскребы разрушить с помощью самолетов, миллионы "неверных" умертвить с помощью искусственно выведенных бацилл (проницательный Владимир Жириновкий полагает, что следующая фаза терроризма будет бактериологической).

Кто-то может возразить, что инженерия здесь не причем, мало ли как нехорошие люди используют научные знания и технику. Ну почему же "не причем", разве наша цивилизация не называется "техногенной", и разве "технократический дискурс" не диктует все основные решения, включая терроризм и борьбу с ним? Исходной предпосылкой технократического дискурса является убеждение в том, что современный мир - это мир технический и что техника представляет собой систему средств, позволяющих решать основные цивилизационные проблемы и задачи, не исключая и тех, которые порождены самой техникой.

В характеристику технократического дискурса техники Виталий Рачков, посвятивший анализу этого дискурса специальную книгу (Техника и ее роль в судьбах человечества, Свердловск 1991), включает, в частности, особенности технически ориентированного сознания человека. В идеологическом плане такое сознание утверждает себя на основе идей прогресса и нормализации (стандартизации всего); для технически ориентированного сознания характерна установка на непрерывный рост, а также ускорение, наконец, такое сознание блокирует все формы мысли, угрожающие существованию технической реальности.

"Технический прогресс, - пишет Рачков, - не имеет ориентира своего движения, никто не знает, куда он движется. И потому он непредвидим и порождает в обществе аналогичное следствие - непредвидимость - чем больше растет технический прогресс, тем выше сумма непредвидимых последствий… Чем больше общество становится рациональным, тем больше человек допускает иррациональных актов. Именно здесь выступает контур грандиозной картины, о которой выше был вопрос: как без внешних принуждений и насилия привести человека к хорошей и счастливой жизни в разреженном воздухе рациональности? Отсюда вытекает дополнительный пункт при рассмотрении ошибки в дискурсе о рациональности. Вселенная, построенная на рациональном, по рациональному проекту рациональными средствами, опираясь на рациональную идеологию, приводит к поразительному результату: взрыву иррациональности до такой степени, что можно говорить о неразумности технического общества в целом" (ук. соч., сс.47, 76, 77, 104, 156).

Глобальный уровень технологического развития выявил еще одно негативное последствие, которое Рачков назвал "хрупкостью" технической системы 2.

Еще два негативных следствия технического прогресса - неравномерность развития национальных экономик, создающая почву для экстремизма, и трансформация сознания, все больше погружающая современного человека в мир мечты, иллюзий, игры, развлечений. "Техническое общество становится все более обществом спектакля, общества погруженности в мечту. Это происходит под воздействием всемерного распространения самых разнообразных спектаклей, в которых приглашают участвовать зрителя (а какой грандиозный и поучительный спектакль устроили экстремисты! - В.Р.), но также и благодаря мечтательности, поддерживаемой наукой, погружающей человека в еще неизвестный и непонятный мир… Я не утверждаю, что все граждане в современном обществе очарованы. И в противоположность упрощенному взгляду, самыми зачарованными являются самые образованные слои населения, самые развитые, можно сказать, личности… В действительности зачарованными технологией являются интеллектуалы, техники, ученые, менеджеры, журналисты, лидеры различных мнений, артисты, политики, экономисты, профессора, администраторы. А когда они полагают, что критикуют современное им общество, то не осознают, что они ограничиваются воспроизведением, похожим на пародию, самого технического мира в его извращенном виде. Они увеличивают негативные последствия технического развития в своем воображении и этим усиливают мифологизацию техники (стр. 170, 262-263, 277).

То, что Рачков называет зачарованностью и миром мечты, на самом деле требует более серьезного осмысления. Интересную точку зрения здесь высказал мой коллега, философ Олег Аронсон. Возможно, сказал он, экстремисты атаковавшие Америку, если бы их спросили о мотивах планируемых поступков, не смогли бы объяснить их. Подобно хакерам, взламывающим глобальные компьютерные сети, которые сначала мечтали доказать всему миру собственную интеллектуальную к мощь, а затем реально доказали, правда не очень понятно, что именно. Современная цивилизация порождает людей, не только ощущающих себя демиургами в разных областях, но и полностью лишенных ответственности за свои действия. Их влечет одна, но пламенная страсть - доказать миру, взломать то, что нельзя взламывать, вступить на запретную территорию, преодолеть социальные табу. Формально они понимают, какие следствия могут проистекать из их действий, но это понимание блокируется, с одной стороны, страстью, а с другой - сознанием, для которого нравственные доводы воспринимаются как чистая условность, социальная игра, или прямое общественное лицемерие. Но если это так, как тогда бороться с экстремизмом и террором?..

Наконец, Рачков отмечает и такое следствие технического прогресса как распространение власти технократов, техников и экспертов разного рода 3. И действительно, мы видим, что на вызов экстремизма Америка, вкупе с Россией, отвечает в технократическом ключе: ее эксперты, политики и государственные деятели утверждают, что имеют дело с мировым заговором террористов, которых надо подавить силой техники. В результате такого понимания немедленно снаряжаются самолеты, эскадры, заряжаются орудия. Что приведет лишь к одному - экстремисты в ближайшем будущем будут действовать более эффективно: по одиночке, мелкими группами, прибегать к более сильным и коварным техническим средствам, благо глобальные сети доступны каждому пользователю и хрупки. Не поймите меня неправильно, я согласен, что экстремисты, атаковавшие США и разрушившие здания в Москве, должны быть наказаны. В этом смысле Путин совершенно прав - наша цивилизация просто обречена на постоянную борьбу с терроризмом. Однако почву экстремизма технократические ответные действия не затрагивают, поскольку она не в организациях и финансах, а в головах и образе жизни.

Общий вывод В.Рачкова таков: технократический дискурс - не просто негативный, но "тиранический" и "террористический". "Дискурс о технике, абсолютно некритикуемый и распространяемый всюду, - пишет В.Рачков, - есть тирания и терроризм одновременно, или попросту насилие, которое эффективно дополняет зачарованность человека индустриального общества и которое ставит его в ситуацию необратимой двойной зависимости, так что он подчинен основательно и самостоятельно научно-техническому прогрессу" (стр. 288). Итак, двойной терроризм - технократический и эзотерический (со стороны экстремистов и фундаменталистов), по сути же, это симптом глубокого кризиса нашей цивилизации.

Не будем как страусы зарывать головы в песок и признаемся, что многие сочувствуют экстремистам и ненавидят сытую Америку. Характерны их аргументы: да, конечно, жалко невинных людей, но поделом янки, нечего навязывать всему миру свои порядки и эксплуатировать развивающиеся народы. И вообще, пускай Америка раскошеливается: оплатит рабство негров, сверхприбыли, наше бедное существование. При этом в качестве прецедента ссылаются на Германию, которая, хотя прошло полвека, добровольно расплачивается по счетам фашизма. Однако немцы это делают именно добровольно, так им легче жить со своей совестью, а возможно, сами того не понимая, они хотят эту совесть таким образом усыпить. Американцы же не считают, что они что-то кому-то должны: разве это они (поколения ХХ века) превращали негров в рабов, и разве американские предприниматели получают деньги и прибыль не за свои товары и технологии? Действительно, переводить исторические процессы в плоскость современности вряд ли правильно, так мне, может быть, придется отвечать за деяния своих прапрапрадедов, а тем же африканским народам за то, что их далекие предки были каннибалами. Неверно также оценивать экономические отношения на основе нравственных категорий.

Но опять же к приведенным аргументам стоит прислушаться, они - симптом кризиса нашей цивилизации, одна и та же действительность разными народами понимается сегодня прямо противоположно. Здесь вполне можно согласиться с Никитаевым - мы вступаем в "войну миров". И в плане навязывания миру своего порядка много верного. Разве намечаемая операция возмездия в Афганистане не является продолжением политики и действий Америки в Ираке и Югославии, разве при этом американцы не нарушат суверенитет Афганистана и ряд других международных прав, разве в ходе предполагаемых бомбовых ударов не могут погибнуть тысячи невинных людей, даже значительно больше, чем после атаки в Америке? Прорыв с помощью современных технологий эзотерического мира в обычный, как мы видим, был чреват жертвами и гибелью тысяч мирных граждан, но и обратный технологический ответ может быть не менее, если не более кровавым. А если взаимоотношения миров мерить не жизнями погибших, а страданием, то здесь даже и считать не приходиться, настолько его больше со стороны противников Америки. Какой же ответ, помимо возмездия террористам, мог быть адекватным случившемуся? Ответить непросто.

По сути, решение состояло бы в том, чтобы поменять наш тип цивилизации на другой, более осмысленный и безопасный. Но цивилизация не объект демиургических действий, да и где взять нужного демиурга? Проблематичными являются даже более простые усилия, например, направленные на преобразование отдельных социальных институтов.

Выход один - начать с себя, единственная надежда - на думающую личность. Обсуждая выход из возникшей ситуации, Виталий Рачков пишет. "Мы часто говорили (вслед за Гегелем, Марксом, Къеркегором), что человек удостоверяет свою свободу тем, что признает свою несвободу... Признавая гидру соблазна и лицо Горгоны высокой технологии, человек сделает единственный акт необходимым: отдалит на критическое расстояние это лицо, эту гидру, и это единственная свобода, которая ему еще остается... Нужно, чтобы это было по возможности менее дорогой ценой. Для этого есть два условия: быть к этому подготовленными, обнаруживая вовремя линии разрыва, и осознавать, что все будет сыграно на уровне качеств индивида" ( с. 301, 302).

Кстати, в истории уже были тому примеры, например, переход от античной культуры к средневековой. Как известно, христианская религия выступила источником новых форм осознания и конституирования социальности - средневековой. Здесь может возникнуть естественный вопрос: разве христианские идеи творения мира из ничего в несколько дней, воплощения Бога в человека, непорочного зачатия, воскрешения Христа являются более правдоподобными, чем языческие боги, со всеми их противоречиями? Для античных философов, конечно, нет, недаром они называли первых христиан безумными. Но для среднего человека все выглядело не столь уж однозначно.

Да, все перечисленные моменты христианского учения были непонятны. Но зато христианское учение обещало спасение за гробом и вечную жизнь не в качестве теней, а возлюбленных Бога. Оно обещало воздаяние бедным и праведным и, напротив, наказание тем, кто погряз во всевозможных грехах. Христос являл собой образец нового человека и Бога, полюбившего людей, пострадавшего за них, добровольно взявшего на себя их грехи, и согласимся, это не могло не привлекать. Христос прямо обращался ко всем людям со словом увещевания, наставления, надежды. Вместо толпы античных богов, тянущих человека в разные стороны, христианский Бог, пусть даже в трех лицах (это, конечно, требовалось понять) являл собой настоящее единство, столь желанное человеку в период кризиса и распада античной культуры. В отличие от античных богов, настолько похожих на обычных людей, что даже закрадывалось сомнение - а боги ли это, христианский Бог был трансцендентален, воспринимался как тайна. Наконец, создав мир из ничего и обещая завершить его на Страшном Суде, когда мир прейдет, христианский Бог включал человека в грандиозную космическую мистерию, в бытие, сценарий которого требовал от христианина не просто напряженного ожидания, а преображения и деяний. Участвовать в этой мистерии, привлекавшей куда больше, чем обреченность на вечное воспоминание прежней жизни, можно было лишь при условии выявления в человеке духовности, в ветхом человеке человека новозаветного.

Думаю, именно указанные достоинства христианского учения и сделали его сначала интересным для мятущегося человека в стремительно падающем античном мире, а затем безусловно и несомненно верным. А раз христианское учение принималось, становилось истинным словом о том, что существует, в чем спасение, то и приходилось принять все остальное - старозаветную историю сотворении мира, о Боге Отце, Сыне и Святом духе, об Адаме и Еве и многое другое, изложенное в Ветхом и Новом Завете.

Казалось, что Римской империи не будет конца, и с точки зрения ее многовековой истории представления ранних христиан выглядели не менее наивными, чем сегодня "зеленых" или ратующих за скромный здоровый образ жизни. Но будущее оказалось не за рафинированной многоопытной античностью, а именно за христианством. Причем начался процесс культурных преобразований, как известно, не от государства, а от человека. Христианские подвижники отказывались от привычных ценностей античного общества - богатства, власти, престижа римского гражданина и иных реалий в пользу идей христианского учения. Эти люди не только проповедовали новое учение и жили в соответствии с ним, но и шли на лишения, подвергались осмеянию и поруганию, не боялись даже смерти на кресте.

Конечно, речь не идет о новом христианстве. Но развитие событий по сходному сценарию достаточно велико. Рано или поздно кризис техногенной цивилизации станет всеобщим, игнорировать его уже не удастся в силу катастрофических последствий и техногенных разрушений. Здесь личность и может сказать свое слово. Ради сохранения жизни на земле, спасения природы и животных, ради себя и своих близких люди (сначала немногие, а затем постепенно тысячи и миллионы) пойдут на отказ от многих ценностей и привычек прошлой жизни, и напротив, вновь откроют ценности простой здоровой жизни, разумных ограничений, необходимости отслеживать результаты своей деятельности и прочее. Именно эти общественные движения составят реальную альтернативу как традиционным социальным институтам, так и фундаменталистским и экстремистским движениям.

Человеку, чтобы сначала выжить, а затем жить и развиваться нормально, придется создать новую мораль, например, отказаться от всех проектов, угрожающих природе или культуре, научиться по-новому использовать технику и технологию (не теряя над ней контроль), полностью перестроить свои интересы и характер деятельности. Главным станет не рост благосостояния, комфорта, силы, власти, а безопасное развитие, контроль над собственными средствами, поиск необходимых условий и ограничений. В их число, судя по всему, войдет контроль над рождаемостью, поддержание только тех стандартов потребления, которые обеспечивают здоровый образ жизни, разумное использование технических средств и изделий, поиск таких форм социальной жизни, которые позволяли бы человеку жить в ладу с самим собой и при этом давали бы возможность жить и творить другим. Но конечно, усилия "снизу" от отдельного человека должны быть поддержаны усилиями "сверху" от государства и других институтов.



^1. Кстати, подобное мироощущение отчасти было подготовлено фундаменталистскими истолкованиями веры, например, в исламе (все же нет дыма без огня…). Вот два фрагмента из известной книги "Ислам" мусульманки Рукайя Максуд, писательницы и педагога; в этой книге она много пишет о том, что ислам никого насильно не принуждает к мусульманской вере и вообще ориентирован на мир и согласие между людьми; но как говорится из песни строки не выкинешь, там же читаем:

"В марте 627 года Его (пророка Мухаммада. - В.Р.) враг Абу Суфьян с войском в десять тысяч человек двинулись на Медину, вдохновленный поддержкой со стороны еврейского племени, решившего изменить Пророку... После случившегося с отступниками из еврейского племени поступили весьма сурово... Все мужчины племени немедленно были преданы мечу. Это было задумано, чтобы подчеркнуть замысел Пророка, провозгласившего превосходство законов ислама...

Ислам не может примириться со злом, и в этом случае военный джихад, вероятно, единственный ответ... В Коране весьма четко представлены определения джихада. Джихад объявляется только в том случае, если:
- требуется выступать в защиту веры Аллаха (но ведь понятно, что определять, кто на нее нападает, будут сами мусульмане. - В.Р.);
- назрела необходимость освобождения от тирании;
- появляется духовный вождь (почему бы не Усама бен Ладен? - В.Р.), призванный к восстановлению попранной справедливости.
Джихад ведется только до тех пор, пока противник не сложит оружие" (Ислам. М., 1999, стр. 28-29, 120-121).

Интересно, что и кого нужно уничтожить в России или Америке, чтобы Шайтан (Иблис - глава джиннов) сложил оружие?


^2. "Другое внутреннее противоречие технической системы восходит к ее хрупкости. Эта черта характеризует все крупные организации. Чем обширнее, грандиознее организация, тем больше в ней точек, в которых может произойти инцидент. Таким же образом, чем больше связей между различными секторами организации, тем больше всяких состыковок, где происходят разрывы… И эти перевороты абсолютно не освоены человеком, не контролируются никем. В действительности почти все виды хрупкости индустриального мира происходят из-за роста, безграничного, беспрерывного, ускоряющегося, роста технических средств, по поводу которых люди все меньше и меньше задаются вопросом об их осуществимости" [В. Рачков. Техника и ее роль в судьбах человечества. Свердловск, 1991. - стр. 111, 115].


^3. "Сейчас пока еще речь не идет о непосредственном руководстве общества технократами, политик сохраняет свою роль посредника между социальными организмами и высшими техническими кадрами. Но эволюция осуществилась в следующем направлении: технократы осознали, что ничего не может делаться без них. Они буквально диктуют необходимые для принятия решения условия политикам. Количество технократов значительно увеличилось в виду размножения разного рода технических средств. Более того, оказалось, что во все области действия политики проникли технические средства и главной деятельностью государства является отныне внедрение технических средств и развертывание широких технических операций. Оказалось, что вся жизнь общества связана с развитием техники, а техник - ключевая фигура современного развития… знание идентифицируется с властью всегда, как только речь заходит о технике" (В. Рачков, цит. соч., стр. 40-43, 174).


25.09.2001


RC'2000
Метафора
Новогоднее
"Некрономикон"
Синдром
Киберсознание
Вверх по циклам
Рынок а.о.
"4-ая власть"
Терророфания
Имплозия
Терроризм
Люди
Extreme
Зиновьев
Еху
Культурология

E-mail    Поиск 
  Главная    Раздел     Вверх    

  www.circle.ru